11 канал
25 апреля 2017 | 09:29

Із завтрашнього дня на Дніпропетровщині почнеться потепління Із завтрашнього дня на Дніпропетровщині почнеться потепління

24 апреля 2017 17:50

Наслідки стихійного лиха, що вирувало у Дніпрі минулого тижня, і досі ліквідовують. Та поламані дерева і підтоплення, які ще залишаються, вже не несуть жодної небезпеки. Про це звітували сьогодні дніпровські рятувальники.

18:00Дніпряни здали кров для пацієнтів Обласної дитячої лікарні
17:56В Обласній офтальмологічній лікарні провели вебінар, аби поділитися своїм досвідом з колегами
17:54Родина колишнього регіонала Олега Царьова програла суд проти переселенців
17:51У Нікопольському районі люди перекрили трасу на знак протесту проти вщент розбитих доріг
17:48Ботанічний сад підраховує втрати від негоди
НОВОСТИ АНОНСЫ ПРОГРАММЫ РЕКЛАМА

Поиск по алфавиту

Доброе утро, Вавилон

Художественный фильм «Доброе утро, Вавилон»

Два брата-итальянца, специалисты по реставрации церквей, приезжают в США, где знакомятся с Дэвидом Уорком Гриффитом, с которого, собственно, и началось американское кино. Великому режиссеру так понравилась работа мастеров из Италии, что он решил пригласить братьев участвовать в съемках фильма "Нетерпимость", вошедшего в золотой фонд мирового кино.

В современном итальянском кино братья Тавиани являются бесспорными прижизненными классиками. За четверть века работы в кино они завоевали непререкаемый творческий авторитет и репутацию интеллектуалов и гуманистов.

Обратив свой взор в сторону Голливуда, братья заключают контракт с американской кинофирмой и снимают картину «Доброе утро, Вавилон». Режиссеры остались верны себе, и хотя фильм снимался в Голливуде, американским он не стал. Более того, «фабрика грез» стала для них предметом анализа и размышления. История братьев Андреа и Николы Бонанно, главных героев картины, дала возможность американским зрителям взглянуть на свою страну со стороны, глазами интеллектуальной Европы.

Братья Тавиани, которые всегда интересовались проблемой соотношения искусства и реальности, чаще выражали это в скрытой или косвенной форме. В этом же фильме, обратившись к истории раннего кинематографа в момент мировых катаклизмов начала ХХ века, они свидетельствуют не только об обнищании каменотеса, строителя деревенских церквей, чья профессия становится уже ненужной или о стремительном росте популярности вроде бы несерьезного, балаганного, ярмарочного искусства кино, которое построено на иллюзиях и обращено к грезам и надеждам зрителей. Один из центральных эпизодов ленты — сооружение декораторами величественных черных слонов из папье-маше для сюжета о Вавилоне в гриффитовской «Нетерпимости». Чудо как бы ненастоящее, в лучшем случае, годится для использования на один раз — если режиссер еще согласится вставить этот объект в кадр буквально на несколько секунд. Штучное, индивидуальное искусство теряет смысл в условиях рождающейся «фабрики грез». Поскольку даже шедевр Гриффита, страстно взывающий к терпимости и взаимопониманию между людьми, классами, религиями и расами, оказывается наивно пацифистским и филантропным на фоне развернувшихся баталий в Европе в годы первой мировой войны (как известно, США вступили в нее лишь в 1917 году).

В названии «Доброе утро, Вавилон» есть грусть и ностальгия по прекрасным, феерическим временам молодости кинематографа, когда его деятели, в большинстве своем авантюристы по натуре, открывали почти с детской радостью тайны нового искусства, ощущали себя как первопроходцы Дикого Запада, претворяющие американскую мечту о процветании. Действительно, в эту пору возник Голливуд, и кино США стало задавать тон в мировом масштабе, сама же Америка вышла из войны крупнейшей державой в экономическом и политическом смысле.

Кончилась эпоха индивидуальных идеалистов — начались времена коллективных прагматиков, которым никогда не понадобится безумное строительство Вавилонской башни, другое дело — возведение громадных небоскребов для контор и жилья. Герои братьев Тавиани погибают случайно и закономерно — им нечего больше делать в «новом Вавилоне», отвергающем или ломающем личности (кстати, примером тому — судьба самого Гриффита, который не нашел себе достойного места в кинематографе 20-х годов и покинул его всего лишь в возрасте 56 лет, сняв напоследок фильм с названием «Борьба», прозвучавшим горько иронически). Итальянские режиссеры, поставив «Доброе утро, Вавилон», собственно, в том же возрасте (Витторио было 57 лет, а Паоло — на два года меньше), иносказательно отражают актуальную ситуацию в кинематографе своей страны и Европы. Когда даже они, признанные мастера, удостоенные всевозможных наград, вынуждены, словно безработные каменотесы из Тосканы (между прочим, родины этих постановщиков), пускаться в путь, в «Мекку современного кинематографа», рассвет которого изобразили с тщательностью и любовью, но не без трезвого критического пафоса.

РежиссерВитторио Тавиани, Паоло Тавиани
ПроизводствоИталия-Франция-США, 1987
В роляхВинсент Спано, Жоаким де Альмейда, Грета Скакки, Дезире Беккер, Чарлз Дэнс
ЖанрМелодрама
ПОГОДА
Днем

Температура: 14 С°

Ветер: 7,22 м/с

Ночью

Температура: 4 С°

Ветер: 7,22 м/с

КУРСЫ ВАЛЮТ
 EUR   28.94
 RUB   0.48
 USD   26.67
09:00В поисках истины
09:50Звездная жизнь
10:40Звезда YouTub'а
Телепрограмма:
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС 
ТЕЛЕПРОГРАММА ПРЯМОЙ ЭФИР ВАКАНСИИ О КАНАЛЕ